Афіша. Прем’єри. Новини

Сторінка 3 з 912345...Остання »

НАЙТИ СЕБЯ НА ВЕРШИНЕ

Дмитрий Ермолович-Дащинский

Премьерный спектакль в жанре исповеди «Frida» – копродукция Национального украинского центра театрального искусства им. Леся Курбаса и киевского проектного театра «SOLO» – основывается на биографической пьесе «Безумная голубка» Татьяны Иващенко о канонизированной в современной культуре мексиканской художнице Фриде Кало. Режиссер, сценограф и музыкальный оформитель постановки Людмила Колосович выводит на сцену сразу две Фриды, как на многих картинах художницы. Осмысление судьбы женщины в искусстве фактически приобретает театральную форму моноспектакля в драматической игре Анжелики Драпиковской и пластическом воплощении Ольги Тихоненко или Виктории Муштей.
На центральном экране-языке транслируется известное высказывание главной героини: «В моей жизни было две аварии: одна – когда автобус врезался в трамвай, другая – это Диего». Титры останавливаются на подписи-заглавии: «Фрида Кало». Вступительный монолог проговаривается А. Драпиковской бегло, как детская молитва, в которой теряется смысл слов: так часто Фрида в спектакле – искренняя маленькая девочка. Вначале мы видим героиню распятой вниз головой параллельно полу, на вытяжке и обмотанной эластичными больничными бинтами, закрепленными по углам сцены black box. Ее alter ego исполняет в первом составе О. Тихоненко, у которой это Фрида в финале жизни – опытная, знающая о себе всё. Порой она словно совращает Фриду сегодняшнюю. Во втором составе эту роль исполняет В. Муштей, интерпретируя ее как образ ангела, бесстрастно исполняющего предначертания фатума. Юная и кроткая, она воспринимается как сестра Фриды Кристина.
Упомянутый монолог замечательно резонирует со сценой, где в складках традиционной алой юбки Фриды запутываются куклы – дети от Диего Риверы, которых она не смогла выносить. Диего представлен в спектакле фетишами мужского начала – деловым костюмом, шляпой и, в первую очередь, тенью на экране. В исполнении О. Тихоненко он становится карикатурным толстяком, а игра В. Муштей придает этому образу романтичности, в том числе благодаря тонкости профиля актрисы.
Над жертвенником с двумя черепами (ведь и Фриды в спектакле тоже две), посвященном Madonna Muerte – Богоматери с ликом Смерти – кружатся живые и трепещущие, напоминающие о белорусском обряде «Гуканне вясны», бумажные голуби… В финале Фрида разрушает этот алтарь преследующего ее рока и разыгрывает двумя черепами диалог с Диего, как в детской игре-выдумке или предметном театре, ведь кукольный театр для актрисы А. Драпиковской и режиссера Л. Колосович – исток профессии.
Отказавшись от невозможного счастья материнства, Фрида остается в пространстве искусства и своей жестокой любви к Ривере. Красивая, синхронная, точная в отношении пластического рисунка финальная сцена становится светлым знаком смерти Фриды в возрасте 47 лет. Сама она написала, предчувствуя конец: «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться». Воссоединившись со своим двойником, героиня встречается с иной собой – здоровой, счастливой, взаимно и преданно любимой – такой, какой она была в своем внутреннем мире. В сложных, томительных, иногда грубых, а иногда гомоэротических отношениях две Фриды наконец обретают покой и гармонию…
Когда альпинист покоряет горную вершину один, эта техника называется «соло». Свой камерный режиссерский театр Людмила Колосович назвала именно так, решившись в кругу единомышленников на покорение новых театральных высот под звездой Фриды, чем-то неуловимо похожей на нее саму.

Дмитрий Ермолович-Дащинский (г. Минск, Беларусь)
Магистр искусствоведения, театральный критик, член НСТДУ

Сторінка 3 з 912345...Остання »