1999

Зеркало недели № 43 (264) 30 октября — 5 ноября 1999

ТРАГЕДИЯ ЛЮБВИ И ЕЕ ОТСУТСТВИЯ

Автор: Алла ПОДЛУЖНАЯ 

Хорошее сейчас время. Пересмотра событий, изменения стереотипов, переосмысления истин. Из памятников делаем людей. Живых, настоящих. Не гранитно-застывших гениев-праведников, а мятущихся страдальцев, с такими же, как и у других, душами. Отличными только тем, что в их душах вмещался целый мир. Спектакль, о котором хочу рассказать, в духе времени. Он – с большим желанием его создателей рассмотреть в признанном классике просто человека. Произнесите: «Вічний революціонер…» и всем понятно – это Иван Франко. О нем и спектакль «Таїна буття» в Киевском Театре на Подоле. Пьеса современного украинского драматурга Татьяны Иващенко.

Постановка Виталия Семенцова. В этом дуэтном спектакле, где заняты Владимир Кузнецов (Иван Франко) и Лариса Трояновская (его жена, Ольга Хоружинская), на фоне событий конца прошлого века показана история отношений двух людей, трагедия их несчастливой семейной жизни. Режиссер спектакля В.Семенцов из отдельных картин-сюжетов выстраивает насыщенное глубоким внутренним напряжением повествование о том, что самое страшное в жизни, это отсутствие любви. На сцене Кузнецов-Франко, углубленный в себя, страдающий, стремящийся заменить любовь долгом, обязанностью, принуждением. Но ведь сердце не обманешь. И он, и его жена жаждут любви, но не могут дать ее друг другу. И тогда рождаются удивительные лиричные строки, вызванные безответным чувством к другой женщине. Вечный любовный треугольник. Печальный неразрешимый конфликт.

Спектакль пронзителен по эмоциям, по атмосфере. Верность его тона поддерживается сценографией, образным решением (Оксана Карпус), пластическим рядом (Сергей Швыдкой). Образ спектакля – кровать, ее остов, без сетки. То, что могло бы стать местом соединения мужчины и женщины, их соития, – отсутствует. Отсутствие любви. Вместо него – пустое пространство, через которое Иван и Ольга протягивают друг другу руки, на краях этой неуютной кровати пытаются они прильнуть один к другому, но нет, не получается, пустота между ними, бездна нелюбви.

Пластические вкрапления, в которых Франко предстает как будто кукла-марионетка, подвластная неким высшим силам, укрупняют его образ, вскрывая моменты его внутренней сущности. Таким образом усиливается визуальное воздействие там, где преобладают элементы литературного театра. И в результате достигается гармоничная сбалансированность действия. Актеры играют динамику, развитие отношений, вот их радужные надежды, обещания взаимоподдержки и верности, вот уже и неутешная тоска, и отказ от поисков обоюдного решения, и самое настоящее страдание от непонимания. Да, такая она – трагедия отсутствия любви.

Спектакль изобилует интересными режиссерскими находками, придумками. Он насыщен украинским гуцульским колоритом, выраженным характерным музыкальным и звуковым рядом, элементами костюмов и сценографии. Он глубок по мысли, содержанию и их воплощению, он дает возможность прикоснуться к судьбе одержимого, гения и почувствовать его как обычного человека, восхититься им и опечалиться его страданиями.

Финал спектакля сконцентрировал, возможно, главную мысль этого сценического действа. В лучах кроваво-алых проблесков света – Иван Франко, отчаянно танцующий гуцульский танец. Его руки широко разбросаны в стороны. Танец это или распятие на кресте собственной трагедии любви?