Разорванный парус надежды 01.07.2005

Источник: Алла Подлужная

Слухи о смерти современной украинской драматургии, думаю, слишком преувеличены. Люди, пишущие пьесы, в Украине есть, и случается, что не все их произведения попадают в ящики письменных столов. Некоторым светят огни рампы.Последняя премьера Ивано-Франковского украинского музыкально-драматического театра им.И.Франко — спектакль по пьесе современного киевского драматурга Татьяны Иващенко “Побег от реальности”. Это вторая постановка недавно назначенного главного режиссера театра Ивана Сороки. Пьеса Татьяны Иващенко, что называется, на злобу дня, о наркоманиИ.

Историями о жизнях, покалеченных наркотиками, пестрят полосы газет. Почувствовав актуальность темы, драматург попыталась в своей пьесе показать эмоциональный срез современной жизни с ее негативными моментами, к которым, мы, к сожалению, стали привыкать. Заказные убийства, сбыт наркотиков, проституция, прибыли теневого бизнеса, нардепы с темным прошлым и настоящим. Пришло время, когда эти реалии действительности становятся предметом искусства. И на сцену просятся такие явления, которые раньше считались недостойными внимания театра.

Жанр спектакля так и определен — драма-предостережение. Он начинается еще до непосредственных событий на сцене. Среди зрителей в фойе театра то тут, то там мелькают странные фигуры артистов в длинных светлых плащах. На головах у этих безликих фигур — подобие шапочек, схваченных пучком на макушке, лишь с прорезями для глаз. Это чем-то напоминает созревшие коробочки макового цвета. Фигуры, словно стебельки мака, “колышутся” в разноцветной зрительской толпе. Потом они ворвутся под звуки дискотечных ритмов на сцену (музыкальное оформление И.Сороки), и зашумит-закрутится такая знакомая наша жизнь.

Противопоставлением страшной действительности и маяком спасения воспринимается сценография Алексея Гавриша, который создает романтический образ спектакля — белый парус. Но возможными маршрутами белеющего паруса герои спектакля не воспользовались. Их история любви, начавшаяся романтично и красиво, больно “укололась” и не выдержала передозировки наркотиков.

Режиссер И.Сорока предлагает и свой, значимый эмоциональный образ спектакля. В центре сцены — подобие большого бильярдного стола. Начало игры. Само провидение “разбивает” треугольник шаров… Они хаотично разлетаются в разные стороны — один сразу закатывается в лузу, другой падает, не удержавшись на кромке стола, третий, продолжает упрямо двигаться, отталкиваясь то от одной стороны, то от другой. Похоже на жизнь И кто так безжалостно “бьет” наши хрупкие шары судеб, что за неизбежность руководит нами?

На фоне таких ассоциативных визуальных и эмоциональных сценических образов существует напряженная психологическая реальность сюжета. Молодой поэт Назар (Ростислав Держипольский) покоряет своими стихотворными строками Снежану (Виктория Юрцив). Она увлечена им с пылкостью первой любви. Другая сюжетная линия сталкивает мать девушки, известную журналистку Ирину Васильевну (Надежда Романова) с депутатом Павлом Сергеевичем (Александр Шиманский). Ирина Сергеевна ведет журналистское расследование о нелегальном производстве наркотиков на предприятии депутата.

Спектакль воспринимается как целостное художественное полотно, составляющие которого выверенно подогнаны друг к другу. Удачно пластическое решение (Наталья и Андрей Кирильчуки), с органично вплетенными в драматическое действие элементами, оживляющими его современными ритмами, манерой движения, танцами. Актерам приходится демонстрировать приличную физическую подготовку — лазанье по канату, небезопасное раскачивание на нем становится частью действия, своеобразным пиком эмоциональных состояний.

Психологизм образов режиссер ставит во главу угла. Актерам удается достигать психологической искренности и иногда она звучит на самых высоких нотах. Прежде всего, в сцене решительного разговора Ирины Васильевны с Петром Сергеевичем. Особенно убедителен А.Шиманский, создающий образ всемогущего, циничного депутата. За внешней интеллигентностью бизнесмена скрывается устрашающая человеческая суть и становится очевидным, насколько созданный им персонаж актуален.

Если актер Р.Держипольский играет своего Назара яростно, темпераментно, в общем, так как и можно было бы представить наркомана с замашками творческой личности, но все же в однозначно найденном ключе, В.Юрцив в роли Снежаны подает образ в развитии. Из славной, чистой девочки, ослепленной любовью, она превращается в сломленного и безвольного человека. Кульминацией психологической кривой этого образа становится сцена, в которой девушка идет к Наркому (Андрей Кирильчук) с просьбой продать дозу для Назара, корчащегося в ломке. Зная, как нравится Снежана Наркому, он делает это умышленно, понимая, что ей-то он не откажет. Между Наркомом и Снежаной происходит настоящий психологический поединок.

Финал спектакля не сказочен. В смысле счастливого конца. Журналистка убита, ее дочери Снежане уже не вырваться из наркотического плена. Разорвались паруса ее романтичного корабля, сулившего путешествие в счастье. В ночном клубе продолжает кружиться разгульная жизнь. Из зрительного зала, что называется, из гущи жизни, вырываются на сцену веселые, влюбленные юноша и девушка… Светлыми фигурами выглядят они на фоне беснующейся молодежи, зловещий Карлик (Виталий Небор), с маской вместо лица, играет с бильярдными шарами. Где та луза, в которую можно еще попасть? А в бурлящей толпе черной тенью присутствующей угрозы мелькнет все тот же Нарком. И значит, перед новыми героями так же станет вопрос выбора. Или реальность, или бегство от нее.

Располневшая коротко стриженная сорокатрехлетняя женщина и двадцатисемилетний голубоглазый красавец, говорящие на разных языках. Казалось бы, самая парадоксальная семейная пара, какую только можно себе представить, но ведь речь идет о эпатажной танцовщице Айседоре Дункан и мятежном поэте Сергее Есенине. Их история любви полна душевной боли и безысходности, трагический финал скор и предрешен заранее…

Спектакль поставлен по пьесе современного украинского драматурга Татьяны Иващенко. С её творчеством, отличающимся неординарным взглядом на знакомые вещи и отточенным психологизмом, заядлые театралы хорошо знакомы. Достаточно упомянуть такие спектакли как «Тайна бытия” или “Empty trash”. «Боль вот плата за творчество». И на этот раз Иващенко предлагает необычный взгляд на романтическую историю любви двух талантливых людей.

«Интересная история названия этой пьесы, которую кое-кто воспринимает как строку из его стиха. Но это не так. Название мне приснилось: во сне я увидела Есенина и он с несказанной грустью сказал одну фразу: „Мне тесно в имени своем…“ И она стала словно эмоциональным ключом пьесы», — рассказывает Татьяна Иващенко.

 

В театральных кругах появился новый Есенин

Автор: Марита Гош

«Мне тесно в имени своем…» – легендарная история любви великого русского поэта Сергея Есенина и знаменитой американской танцовщицы Айседоры Дункан. История настоящих чувств и переживаний, любви и ненависти, жизни и смерти по-прежнему волнует зрителя XXI века. Впрочем, как же может не волновать столь тонкая поэзия русского гения, наполненная душевными переживаниями и любовью!

Впервые спектакль по пьесе современного украинского драматурга  Татьяны Иващенко, был поставлен режиссером-постановщиком Владимиром Борисюком на большой сцене в театральной мастерской «Созвездие» в 2004 году, где его можно увидеть и по сей день. Главных героев любовной эпопеи играют заслуженный артист Украины – Евгений Нищук и актриса Киевского академического драматического театра на Подоле – Лариса Трояновская.
Представление на одно действие, длительностью в 1 час и 45 минут, пронизано красивой русской речью и невероятными монологами Евгения Нищука, в котором просматривается поразительное сходство с самим Есениным. Высокий, двадцатисемилетний голубоглазый поэт, ангел и бес в одном лице. В одно мгновение из его уст взлетают пылкие любовные клятвы и непристойная уличная брань в адрес Айседоры. Столь харизматичная  игра Евгения Нищука завораживает зрителя буквально с первой минуты его появления на сцене. Чего только стоит одни его цыганские танцы.

Довольно неожиданно протрактована в спектакле сама Айседора Дункан. Совершенно не отображающая прототип своей героини Лариса Трояновская, выглядела немного подуставшей от жизни женщиной. Изображая знаменитую танцовщицу, сама актриса с трудом танцевала, и казалось, с огромным усилием над собой делала простые цыганские «па». Ее любовь к Есенину показана больше материнской, нежели страстной.

Безусловно, ее доброта и в какой-то мере искренность, делает из нее хорошую любящую жену, но, увы, Есенину с такой дамой слишком скучно. Его нрав и игривый блеск, в глазах, к сожалению, затмили актерскую игру Трояновской.

Финал постановки также немного  видоизменили. Дабы избежать грустных  сцен, режиссер предпочел показать  нежное прощание двух любящих  людей. Они расстались, простив  друг другу все взаимные обиды.  И только длинный шарф Айсидоры  Дункан напоминал о горьком финале.

Ольга Зинченко